Звезды

Анна Данченко: «Я думаю на казахском языке»

Янв 05, 2017 Лиза

Очаровательная телеведущая, автор популярного проекта о звездах казахстанской эстрады «Айта берсiн» на 31 канале Анна Данченко давно покорила казахстанскую публику не только своим профессионализмом, но и виртуозным владением казахским языком. Как оказалось, это лишь малая часть талантов удивительной девушки. В интервью нашему изданию она поделилась секретами, о которых широкая публика еще не знает.

 – Анна, расскажите, как вы научились так хорошо говорить на казахском языке?

– Это самый часто задаваемый вопрос. Я родилась в маленьком городе Аральске Кызылординской области, где все говорили только на казахском, поэтому я с детства общалась со сверстниками только на нем,  хотя училась в русской школе. Сейчас мне кажется, я всегда говорила на казахском. А потом язык стал нравиться, и я начала учить его дальше. Не пропускала ни одной олимпиады по казахскому языку.

Когда поступила в университет на филологический факультет, то, к моему тогда сожалению, а сейчас – к счастью, русское отделение еще не открылось, и меня пригласили учиться на казахском отделении. Поначалу было сложно: ведь нужно было учить не бытовой, а уже литературный казахский язык.

– Как люди реагируют, когда слышат, как вы говорите на их родном языке?

– Поначалу, наверное, было странно видеть девушку славянской внешности, говорящую на казахском языке. Или когда парни хотят с тобой познакомиться и говорят о тебе за спиной на казахском, а ты поворачиваешься и говоришь им тоже на казахском: «Да ладно, давайте знакомиться». В родном Аральске и в Актобе, где я поступила в университет, меня уже знают. Дело в  том, что в Актобе меня пригласили работать на местное телевидение в качестве ведущей утренней программы, по всему городу были развешаны банеры. Поэтому Анну Данченко узнавали сразу. А потом я поехала покорять Алматы. Здесь, в КазНУ им. аль-Фараби, куда я поступила в магистратуру на филфак, на меня поначалу тоже смотрели с удивлением. Я поступила на отделение английского языка, моя специальность – преподаватель английского и  немецкого языков.
Помню, во время устного вступительного экзамена стояло два стола – на одном билеты на русском языке, на втором – на казахском. Я подошла ко второму столу, и тут мне говорят: «Девушка, вам сюда», показывая на стол с билетами на русском. А я, улыбаясь, отвечаю: «Нет, я знаю, что мне сюда». Во время учебы преподаватели также реагировали по-разному, когда нужно было, к примеру, педагогику или психологию на казахском сдавать. Оканчивала я университет с дипломом казахского отделения, и на меня тоже смотрели с интересом. А сейчас, в век Интернета, думаю, многие уже знают обо мне, поэтому сейчас я встречаю меньше людей, удивляющихся моему знанию казахского. Ну и наши звезды тоже привыкли. К тому же сейчас все больше представителей других национальностей в Казахстане хорошо владеют казахским языком, так что это уже не редкость для нашей страны.

– Вы также свободно говорите и на английском. Какой язык вам дался легче?

– У меня не было сложностей в изучении языков. Английский мне начал нравиться еще в школе, во время подготовки к университету. С немецким также сложностей не было. Я хочу также научиться говорить на французском, мне нравится его звучание, и я ни разу не была в Париже… Считаю, что если человек начал изучать иностранные языки, то с каждым разом ему будет все легче.

– Я с удивлением узнала, что вы еще и на домбре играете. Можно об этом подробнее?

– Когда я училась в пятом классе, к нам пришла целая группа учителей из музыкальной школы с приглашением идти учиться к ним. Мне тогда было 10 лет, и именно в этом возрасте я начала петь на казахском языке. На кружки по вокалу не ходила, просто нравилось пение, с удовольствием участвовала в различных музыкальных конкурсах. У нас вообще семья музыкальная. Папа играл на духовых инструментах в оркестре, мама выступала на сцене. Поэтому мое увлечение музыкой они поддержали.
Так что к музыке я была неравнодушна, и, когда нам предложили поступить в музыкальную школу, побежала к маме.  Оказалось, что музыкальная школа расположилась в здании бывшего детского сада, где моя мама проработала более 40 лет. Вообще, я хотела научиться играть на фортепьяно, но на это потребовалось бы 7 лет. Мне, пятикласснице,  это показалось большим сроком, хотелось завершить обучение вместе с окончанием школы. И тут я увидела объявление о классе домбры, там нужно было учиться как раз 5 лет. Я предложила маме, она удивленно спросила меня: «Точно?», на что услышала мое уверенное «Да!».  В общем, я записалась, благополучно отучилась, получила аттестат с отличием, на выпускной экзамен, на котором играла на домбре под аккомпанемент фортепьяно, послушать меня пришли все наши знакомые и родственники.
Когда училась в институте, мамин знакомый, который тогда был руководителем вокально-инструментального ансамбля «Актобе», пригласил меня к себе в качестве артистки. У меня даже в трудовой книжке записано: «Артистка ВИА «Актобе». Я там играла на домбре около полугода, до моего отъезда в Алматы. Был большой интерес ко мне со стороны слушателей, которые были удивлены, что я говорю на казахском да еще играю на домбре. Кстати, я также пишу музыку и стихи, у меня есть свои песни.
Я с успехом выступала, но в какой-то момент, как это свойственно Близнецам, поменяла свои планы, решив продолжить обучение в Алматы. Меня не хотели отпускать, но я уже приняла твердое решение. Так подошла к концу моя карьера музыканта. Потом я долго скучала по музыкальной сцене,  по приезде в Алматы заказала домбру хорошему мастеру, получился красивый инструмент.
Вообще, у меня есть давняя мечта – сыграть совместно с оркестром имени Курмангазы, даже прошла прослушивание, меня пригласили в оркестр попробовать. Но пришлось отказаться из-за большой занятости: мое время тогда было расписано буквально по минутам, впрочем, как и сейчас. После учебы в университете я бежала на работу на 31 канал, куда пришла работать в качестве ведущей «Информбюро». Так что пока моя мечта ждет исполнения, домбра лежит дома на почетном месте, нотные тетради ждут свою хозяйку, периодически я беру их в руки и пролистываю. Но когда-нибудь я все-таки сыграю с оркестром!

_GTI1615

– Вы телеведущая 31 канала. Работать на ТВ – это мечта детства? Как попали на телевидение?

– Моя телевизионная деятельность началась в 2006 году в Актобе, когда я была студенткой. Сидим мы в аудитории, и тут заходит с предложением о кастинге телеведущих Маралбек  Сагынганов, тогда он работал ведущим на «Рика ТВ». Я пришла на кастинг, мне было 19 лет. В гримерной из меня сделали тетеньку с большим начесом и соответствующим макияжем. Тогда суфлер был на педальках, нужно было успевать не только читать текст, но и ловко орудовать суфлером. Было непросто. В общем, я решила тогда, что мне не хватит сил и времени на еще один проект, хотя само телевидение меня заинтересовало.  Ведь  кроме учебы в университете я уже работала в четырех местах, в том числе учителем английского языка в школе. К тому же, мне было не совсем комфортно вести новости в образе взрослой тетеньки. В итоге я отказалась. Тогда мне предложили стать ведущей утренней программы, и с 2006 по 2009 годы, до переезда в Алматы, я вставала в 5 утра и вела утренний прямой эфир.
Параллельно я много участвовала в различных конкурсах по английскому и казахскому языкам от Актобе, не раз завоевывала Гран-при. И мне предложили вести детскую языковую программу. Так в 2007 году я открыла свой первый телепроект «Айналайын» для русскоязычных детей, которые хотят учить казахский и английский. Этот проект вела год. А потом уехала в южную столицу.
С  2009 по 2012 годы вела новости в «Информбюро», позже перешла в департамент собственного производства 31 канала, где сейчас веду свои проекты. Так что на телевидении я уже 10 лет.

– Как считаете, какими качествами нужно обладать, чтобы быть журналистом или ведущей?

– Человек, работающий на телевидении, должен быть начитанным, грамотным, ему важно уметь правильно излагать свои мысли, поддерживать беседу, быть тактичным, быть психологом, чтобы улавливать настроение своего собеседника. Вообще, журналист должен соблюдать нейтралитет при подаче информации. Даже сейчас, имея много друзей в мире шоу-бизнеса, я никогда не позволяю переходить на «ты» во время интервью. За кадром – да, мы хорошие друзья, а в эфире же всегда нужно соблюдать определенный этикет.
Журналист также должен уметь слушать и правильно задавать вопросы. Многое зависит от того, как ты задашь вопрос. Мои студенты в КазНУ им. аль-Фараби, где я преподаю, спрашивают, как правильно задавать каверзные вопросы. Я учу их не задавать такие вопросы в лоб. Нужно понимать,  у кого ты спрашиваешь, и окольными путями, используя различные стратегии и тактики, так задать свой вопрос, чтобы собеседник сам не понял, как он на него ответил.

– Что для вас самое сложное и, может быть, самое неприятное в профессии?

– Я бы не назвала свою работу мегасложной, в сравнении, к примеру, с работой в шахте. Это ведь больше умственный труд. Здесь нужно много думать, много писать, порой устаешь. И общение с разными людьми, к каждому из которых нужно найти подход, также требует немало личной энергии. Иногда тебе передается их плохое настроение, а, бывает, встречаются люди – энергетические вампиры. Иногда пишешь с кем-то интервью, приходишь на работу и никак не можешь начать, не идет и все, и ты сидишь обесточенная. Ведь журналист, как губка, впитывает в себя разные людские эмоции.
Работа занимает много моего времени, в том числе личного. Профессия журналиста, тем более на телевидении, – это не стандартный рабочий график с девяти до шести, здесь часто бывают цейтноты и задержки в офисе или на съемках допоздна, а порой и работа в выходные, в том числе по праздникам. Как получилось у меня в эти праздничные дни в середине декабря. Родные, друзья обижаются, что не уделяю им время. К сожалению, из-за плотного рабочего графика в последние годы я вижу родителей только раз в полгода. Но, что поделать, такова специфика моей работы, и она мне нравится.  Мне нравится сам творческий процесс, просто записать и сдать материал – это не мое. Я люблю искать нестандартные подходы, придумывать что-то интересное, интриговать, постоянно удивлять зрителя. Порой так увлекаюсь, что не замечаю, как летит время.

_GTI1709

– Вы ведете телепередачу «Айта берсiн», в которой ваши звездные герои рассказывают о самом сокровенном. Сложно ли побудить собеседника открыть свою душу?

– За время работы в проекте я подружилась со многими звездами, знаю, кто чем занимается, куда ходит, у кого какие привычки… Любому человеку, когда ты берешь у него интервью, приятно слышать о себе что-то хорошее, комплименты. Немного похвалить, поздравить с выходом клипа, поделиться своими ощущениями, мыслями от новой композиции. Это располагает человека к  беседе.
К каждой звезде у меня есть свой подход: есть категория артистов, кому я могу задать более личные вопросы, а кому-то нет. Это зависит от различных факторов, в том числе от возраста человека, его специализации в творческой среде, пола и так далее. Порой приходится задавать вопросы завуалированно, порой незаметно повторять их в беседе в другой форме, когда собеседник уже расслабился и незаметно рассказывает сокровенное. Часто  мне потом перезванивают артисты и просят не давать в эфир запись некоторых их откровений, удивляясь, как они могли вообще такое рассказать мне. Бывает, я иду на уступки или подаю информацию мягко, в отличие от своих коллег на других телеканалах. Я ни с кем не порчу отношений, потому что «сенсация» выйдет один раз, а отношения с человеком нужно сохранить. Шоу-бизнес в Казахстане ведь не такой большой. Звезды – тоже люди, у них тоже есть личные драмы, и не всегда об этом нужно говорить на всю страну или подавать информацию резко. Но если звезда сама хочет «пошуметь», то пожалуйста, я рада.

– Вообще, сложно ли общаться со звездами? Ведь это творческие люди, и характеры у них не простые…

– Творческие люди – это люди настроения, как и я. Но у меня еще и знак зодиака – Близнецы… Поэтому я артистов хорошо понимаю. Да, есть некоторые люди, с которыми сложно общаться из-за их «звездности». А звездные они почему? Потому что мы их часто показываем. Это, может быть, и наша ошибка тоже. Есть артисты, концерты которых мы снимали два года назад, и я прекрасно знаю, с чего они начинали, как выглядели и как вели себя. Это же мы их, по сути, раскручиваем. Если они дали концерт, спели «тойскую» песню и теперь считают себя супер-мега, то на 50% – да, а остальное – это работа СМИ. Не все, но есть некоторые звезды в моем списке, которые забывают об этом. И когда ты звонишь им и просишь об интервью, то  придумывают разные причины для отказа. Было несколько случаев, когда меня сильно подводили, без предупреждения и без извинений срывали съемки, и мне приходилось срочно искать замену. Однажды так у меня сорвалась поездка за границу, пришлось сдать билеты.  Но если к моей работе относятся без уважения, то я такого не прощаю, нам больше не по пути. И даже если потом ко мне обращаются представители этих звезд с извинениями и просьбами снять их концерт или выход нового клипа, я отказываю.

– Анна, расскажите, что интересного ждет ваших зрителей в новом телесезоне?

– Это уже будет третий сезон программы «Айта берсiн». За этот год мы, кажется, раскрыли все секреты наших звезд. Согласитесь, наш шоу-бизнес не настолько большой, как, к примеру, в России. Поэтому в новом сезоне мы будем делать упор на звезд и их семьи в других городах, потому что в Алматы мы сходили в гости практически ко всем. Естественно, мы не будем обходить стороной событийные мероприятия, свадьбы, дни рождения, различные тои…
К счастью, нашей команде удалось завоевать уважение со стороны звезд. Мне лестно, что в этом году в первом и втором сезонах у нас было много эксклюзива, когда мы приходили на день рождения звезды, того же Мейрамбека Беспаева или Акботы Керимбековой, и там из прессы не было никого, кроме нас. При этом нас приглашали не в качестве журналистов, а в качестве гостей.
Пока могу раскрыть один секрет – весной 2017 года мы приглашены как единственные представители ТВ на свадьбу Асхата Таргына. Так что ждите эксклюзивные кадры. Новый сезон откроет много новых лиц. Мы будем искать новых интересных героев, в том числе известных чемпионов в сфере спорта, а также забытых кумиров казахстанской эстрады, мы будем выяснять, куда и почему они ушли со сцены и как живут сейчас.

Айта берсiн

– Анна, что еще Вам хотелось бы сделать в профессии?

– С самого начала моей карьеры я думала, что будет моим основным занятием – журналистика или иностранные языки? Тогда мама сказала мне, что журналистике можно научиться всегда, и как показало время, это действительно так, здесь нужен прежде всего практический опыт. Даже сейчас, преподавая студентам, я вижу, что им интересно слушать меня, нежели отстающую от сегодняшних реалий теорию. Поэтому я решила сделать акцент на изучении языков. В перспективе хотелось бы развивать оба эти направления. Говорят, свои мечты лучше не озвучивать. Но, думаю, здесь все зависит от того, какие усилия ты приложишь. Я планирую весной следующего года защитить докторскую диссертацию, которую пишу последние три года. В силу большой занятости у меня не получилось подготовиться к защите в этом году. Если, даст Бог, получу степень доктора, то в первую очередь поеду к родителям – поблагодарить за их труд, любовь, благословение. Это прежде всего их заслуга.
Ну а потом хочу открыть свой учебный центр, в котором буду проводить мастер-классы по ТВ-журналистике, а также обучать иностранным языкам. Ко мне уже не раз обращались с просьбами провести такие уроки, но пока на это просто не хватает времени. Мне нравится преподавать и делиться своими знаниями и опытом.  Мне нравится быть полезной.
В дальнейшем также не исключаю, что смогла бы стать руководителем профильного телеканала, работающего в определенном направлении. Не думаю, что из меня получится жесткий руководитель, но творческий – точно.
Раньше я мечтала стать министром образования, поэтому и училась всю жизнь, поступила в докторантуру. Но по прошествии лет поняла, что министр – это большая ответственность, и быть им должен все-таки мужчина. Хотя вполне возможно, что завтра я вернусь к этой мысли. В любом случае не намерена сидеть на одном месте за компьютером и выполнять одну и ту же рутинную работу.  Я – человек творческий, и мне нужно реализовывать себя в этом направлении.

– Анна, какая Вы в жизни? Есть ли у вас еще интересы, кроме работы? Какие-то увлечения, скрытые таланты?

– Я компанейский человек, с детства привыкла видеть дома много гостей, я же воспитывалась в окружении казахов. Кстати, именно поэтому есть вещи, которые я себе позволить не могу, к примеру, проявить неуважение в разговоре со старшим, одеваться слишком открыто, вести себя нескромно, как говорят в народе, «Ұят болады». Я благодарна своим родителям за это. Мои друзья, знакомые мне говорят: «Если бы не твоя внешность, мы никогда бы не подумали, что ты русская». Я себя и воспринимаю так же. Среди моих друзей мало русских, просто мне комфортнее разговаривать с людьми, которые думают так же, как и я.
Я не пытаюсь показать себя мегакрутым человеком и хвастаться своим знанием казахского. Но когда меня спрашивают, почему  я пишу свои посты в соцсетях на казахском, не для пиара ли, отвечаю, что он мне не нужен, просто на 70% я думаю на казахском. На русском языке я общаюсь только с родителями и с людьми, которые привыкли говорить на нем.
Свободного времени у меня практически нет, но, если есть такая возможность, то люблю выезжать на природу, в наши алматинские горы, встречаться с друзьями, слушать видавших жизнь, опытных людей. Люблю готовить, приглашать гостей. Хотя в школьном возрасте мама старалась не утруждать меня домашней работой, тем более я была в семье младшей, да и других забот у меня было много: практически все свое личное время  с первых классов отдавала учебе.  Когда уже поступила в университет, поселилась в общежитии и стала готовить чаще. Очень люблю делать подарки, готова потратить весь свой заработок, чтобы угодить близким, особенно обожаю своих племянницу и племянника и, конечно, родителей, брата и сестру. Но при этом я знаю цену деньгам и благодарна маме за то, что привила мне это качество. Благодаря этому мне удалось приобрести квартиру в Алматы. Работая с 18 лет, я по копейкам собирала свой стартовый капитал, и через 8 лет накопила на базовую сумму для своей крыши над головой, хотя и пришлось брать кредит.

– И напоследок хотелось бы узнать, каков ваш девиз по жизни?

-Учиться всегда и везде, в любой ситуации. Для этого не обязательно корпеть над книжками. Нужно учиться всему, в том числе понимать людей, учиться быть понятой, разговаривать, ценить каждую минуту своей жизни. Благодаря большому багажу твоих знаний и навыков, который ты постоянно пополняешь,  к тебе приходят новые возможности, идеи, заработок.
Меня спрашивают, как добиться такого успеха в жизни, что вот, девушка сходила на кастинг – и неудачно. Знаете, я тоже три раза поступала в докторантуру, прежде чем удача улыбнулась мне. Я никогда не сдавалась. У меня в жизни были и проигрыши, и падения, и подножки мне подставляли. Но я вставала, отряхивала коленки и шла дальше. Только тогда ты докажешь, в первую очередь себе, а потом и другим, что чего-то стоишь.

_GTI1650