Калейдоскоп

Loren: “Мне было суждено стать певицей”

Авг 21, 2017 Лиза

Почему казахстанский той-бизнес жесток к талантливым исполнительницам, и может ли пение исцелить… Об этих и других откровениях казахстанская певица Loren эксклюзивно рассказала журналу «Лиза».

«Лиза»: У каждой творческой личности своя история. С чего она началась у вас?
Loren: Моя мама играла на фортепиано, и я с детства любила музыку. Я училась не в музыкальной школе, а у мамы – в то время, когда она музицировала, я всегда была рядом и напевала романсы. О большем я и не мечтала. Профессию выбрала не совсем творческую. Но два года назад у меня нашли опухоль мягких тканей на правой связке, пришлось сделать операцию. Первое время после операции у меня не было голоса, и врачи вообще сомневались, что я смогу нормально разговаривать. Но спустя какое-то время голос восстановился, и вот тут-то я по-настоящему стала его ценить. Год назад я услышала о кастинге в шоу «Голос» и решила принять в нем участие. Слепые прослушивания я не прошла. Наверное потому, что профессионально вокалу я никогда не училась. Но именно тогда я для себя решила, что пойду до конца. Помню, я еще подумала: если Всевышний сохранил мне голос, значит мне суждено стать певицей.

Л.: Трудно ли было делать первые шаги на эстраде?
L.: Говорят, что когда человек очень сильно к чему-то стремится, то вся Вселенная ему помогает. Так произошло и со мной. Я обратилась к талантливому казахстанскому композитору Исламу Рахимжанову. Он, кстати, писал песни для таких звезд как Ани Лорак и Анита Цой. Недолго думая, он согласился сотрудничать. Так появилась на свет моя первая песня под названием «Мурашки» – очень нежная и, я бы даже сказала, личная композиция, в которой я открываю свое женское «Я». Потом появилась вторая песня и третья, а после было решено снимать клип.

Л.: Известно, что вы работаете не только в Казахстане, но и в Украине…
L.: Да, музыку к песням я записывала в Киеве, аранжировку мне делал Владимир Курто, который работает с Лепсом и Биланом. Там вообще работают очень талантливые музыканты. Сейчас мои песни слушают и в Украине, и в России. Жду победы на Евразийской музыкальной премии. Я номинант в трех категориях.

Л.: Значит можно все-таки стать звездой без музыкального образования?
L.: На счет звезды – не знаю. (Смеется.) По образованию я маркетолог и долгое время работала в сфере рекламы. На протяжении последнего года я занимаюсь вокалом профессионально. Уроки мне дает солистка ГАТОБ им. Абая Дана Таласпекова. Конечно, если ты артист или музыкант, нужно быть подкованным в музыкальном плане. Думаю, что если бы у меня было музыкальное образование, мне было бы намного легче. У меня есть подруга – украинская певица Маша Гойя, она занимается вокалом с детства. Глядя на нее я понимаю, что в профессиональном плане мне есть куда расти. Мне же приходится учиться здесь и сейчас. Но, если все-таки заглянуть в биографию многих великих музыкантов, становится ясно, что не у каждого из них есть музыкальное образование.

Л.: Многие молодые артисты готовы работать за рубежом. И у вас есть такая цель?
L.: Я не только готова к переезду, но и стремлюсь к этому. Казахстанские слушатели все-таки привыкли к какому-то «тойскому» продукту. Многие убеждены, что хорошая песня – это та, под которую можно поскакать на свадьбе или юбилее… Серьезные музыканты и тексты со смыслом, к сожалению, совсем не ценятся. Когда ко мне в руки попадают тексты песен, я всегда в первую очередь стараюсь оценить смысловую нагрузку.

Л.: То есть вы признаете, что ваше творчество в Казахстане не востребовано?
L.: Не могу сказать, что мои песни не популярны. Потому что у меня все-таки есть свой слушатель. Но я прекрасно понимаю, что развитие здесь я вряд ли получу. Поэтому стремлюсь к чему-то большему, и Россия или Украина для меня не предел. В следующем году я хочу поехать на лондонский X-factor и попытать удачу там. Я всегда видела себя за границей. На западе, к примеру, тебя не воспринимают по статусу, по национальному фактору, ты для них просто человек и творческая личность.

Л.: Поддерживают ли ваше решение родители?
L.: Мама всегда переживала, что шоу-бизнес – это очень жестокая сфера. Каждый может предать, подставить…Кстати, это недалеко от правды. Все друг другу улыбаются, а за спиной шепчутся. Я к этому не готова, потому что всегда прямолинейна в своих высказываниях, не боюсь критики, у меня свое мнение и я его отстаиваю. Но мои родители видят, как я расцвела после того, как начала заниматься вокалом, поэтому сейчас они относятся к моему выбору спокойно. Я же в свою очередь, стараюсь объяснить им, что делаю это не ради славы и больших гонораров. Мне больше нравится сам процесс.

Л.: Вокал – это работа, а что на счет хобби и увлечений?
L.: У меня скорее все наоборот. До того момента, как я начала заниматься музыкой, мы с подругой открыли небольшой бизнес. Это своего рода постоянный доход. Также в бизнес переходит и мое новое увлечение – я создаю купальники ручной работы, украшаю их камнями, стразами. Пока что моими покупателями являются друзья и знакомые, но благодаря «сарафанному радио» ко мне начали обращаться абсолютно посторонние люди. Сейчас мы разрабатываем логотип для нашего бренда.

Л.: Наверное сложно петь о любви, не испытав этого чувства в реальной жизни? Много ли у вас поклонников?
L.: С моим молодым человеком мы встречаемся довольно долго. И, наверное, именно о нем и для него все мои песни…
А что касается поклонников, то большая их часть – это девочки-подростки. К примеру, я общаюсь с замечательным ансамблем «Эллегия» из города Жетыген, в нем выступают девочки от 7 до 14 лет. С ними меня свела судьба на благотворительном концерте. Я часто к ним езжу, мы очень много разговариваем. Приятно, что мое творчество дарит им радость.